040. Lev Tolstoy

of 32 /32
Еженедельное издание. Рекомендуемая цена: 49 руб., 8,90 грн, 3900 бел. руб., 250 тенге Г \ ч " ' . - V \ •> '- ': г~г- VI iarWb> § .iussolin . > % ^ ьШ Nrx 'ШфгШВШ фаСНеГ Darwio&tiiftles СЬ^-Щ тЩШ 9 ATfc«tfWs$iWa?t S>grr'ir*Freutf Hahatfnl ($\ letKingBertitot ^ m , $\ mys ht!« к! № « иКВИЯ V 4 Ч s V4 . -v ч . .■ ьГ >J X , ■ • • ' " '•• 4,4 > W4?

description

100 человек, которые изменили ход истории

Transcript of 040. Lev Tolstoy

Page 1: 040. Lev Tolstoy

Еженедельное издание. Рекомендуемая цена: 49 руб., 8,90 грн, 3900 бел. руб., 250 тенге

Г

\ч" ' . - V \ •> '- ':

г~г-

VI iarWb> §

.iussolin

. > % ^ ьШ Nrxi 'ШфгШВШ фаСНеГ Darwio&tiift les СЬ^-Щ тЩШ 9 ATfc«tfWs$iWa?t S>grr'ir*Freutf Hahatfnl ($\ letKingBertitot ^ m , $\ mys

ht!«

к! № « иКВИЯ

V4 Ч s • V 4 . -v • ч . .■ •

• ьГ > J

• X , ■ • • ' " '•• 4,4 > W 4 ?

Page 2: 040. Lev Tolstoy

Лев Толстой №40

ПРОЛОГ

ЖИЗНЬ И ЭПОХА

Гордый ум Детские годы

Безумства юности

На военной службе

Апологет семейственности

От искусства к проповеди

Толстовство

Последняя трагедия

ВЫДАЮЩИЕСЯ СОБЫТИЯ Толстой и его последователи

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ

Учителя и ученики

ИТОГИ

Посмертная судьба идей Толстого

«100 человек, которые изменили ход истории» Еженедельное издание Выпуск №40,2008

РОССИЯ Издатель и учредитель: ООО «Де Агостини», Россия, 107140, г.Москва, ул. Русаковская, д. 13/1

Генеральный директор: Николас Скилакис Финансовый директор: Наталия Василенко Менеджер по развитию бизнеса: Александр Якутов Главный редактор: Анастасия Жаркова Менеджер по маркетингу: Юлия Лапшина Менеджер по продукту: Михаил Ткачук Менеджер по производству: Инна Завертальная Распространение: ЗАО «ИД БУРДА»

Адрес редакции: Россия, 107140, г. Москва, ул. Русаковская, д. 13/1 (письма читателей поданному адресу не принимаются) Телефон бесплатной горячей линии для читателей и подписчиков: 8-800-200-02-01 Адрес для писем читателей: Россия, 150961, г. Ярославль, МЦС, а/я 61 «Де Агостини» «100 человек, которые изменили ход истории»

Свидетельство о регистрации СМИ в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия ПИ № ФС77-29474 от 31.08.2007

УКРАИНА Издатель и учредитель: ООО «Де Агостини Паблишинг» Украина, 04107, Украина, г. Киев, ул. Лукьяновская, д.11 Генеральный директор: Екатерина Клименко

Адрес для писем читателей: Украина 01033 Киев а/я ДЕ АГОСТИНИ УкраГна 01033 Кип» а/с ДЕ АГОСТ1Н1

Свидетельство о регистрации СМИ Министерства юстиции Украины №КВ 13715-2689ПР от 27.03.2008

КАЗАХСТАН

Распространение: ЗАО «Бурда-Алатау Пресс»

E-mail: [email protected]

Печать: «Юнивест Маркетинг», Киев, Украина

Тираж: 300 000 экз. Рекомендуемая цена: 49 руб., 8,90 грн, 3900 бел. руб., 250 тенге

© 2003 К. К. De Agostini JAPAN б 2007 De Agostini Hellas © 2008 ООО «Де Агостини»

Издатель оставляет за собой право изменять последовательность номеров и их содержание. Издатель оставляет за собой право увеличить рекомендуемую цену выпусков.

ISSN 1996-8469

Иллюстрации предоставлены: Uniphoto Press, Corbis Japan, American Photo, De Agostini Picture Library, akg-images

Рекомендуемая цена

149 руб. 24,90 грн 650 тенге

Спрашивайте в киосках специальную папку для хранения журналов

Page 3: 040. Lev Tolstoy
Page 4: 040. Lev Tolstoy

Толстой Взыскуя истины

О

О

Имя Льва Николаевич Толстого известно всему миру. Один из великих русских писателей, он относился к

писательству как к «побочному продукту» своей деятельно­сти. Главным для него было неустанная работа мысли и души, стремление к самосовершенствованию и преображению окружающей действительности. Глубокий мыслитель, Толстой очень верно чувствовал и определял болевые точки совре­менной ему цивилизации. В поиске ответов на те вопросы, что ставили ему история и современность, он обращался то к идеям философов эпохи Просвещения, то к трактатам фило­софов древности, то к учению Христа, то к мудрости простого народа. Когда же он обрел свою истину, он не смог оставаться просто ее «обладателем». Выстраданное им миропонимание Толстой желал распространить как можно шире, не считаясь ни с непониманием близких, ни с теми препятствиями, что ставило ему государство.

В наши дни литературное наследие Толстого ставится гораздо выше, чем его идеи, однако нельзя не признать того, что в свое время толстовство играло значительную роль в жизни общества.

Так какой же была жизнь знаменитого автора «Войны и мира» и «Крейцеровой сонаты»?

Page 5: 040. Lev Tolstoy

ЛевТолстои

ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ТАБЛИЦА

1828 [ Толстой родился в Ясной Поляне.

1830 [ Смерть матери, Марии Николаевны Толстой (урожденной Волконской).

1837 [ Скоропостижно умирает отец Толстого.

1844 [ Толстой поступает в Казанский университет.

1847 I Под влиянием идей Руссо Толстой бросает учебу и возвращается в Ясную Поляну, чтобы стать помещиком.

1851 Толстой едет на Кавказ к брату Николаю.

1852 [ Журнал «Современник» публикует первую повесть Толстого — «Детство».

1853 [ Начало Крымской войны.

1854 [ Толстой участвует в обороне Севастополя.

1857 I Первое заграничное путешествие Льва Толстого.

1859 [ В Ясной Поляне открывается школа для крестьянских детей.

1861 Отмена крепостного права в России.

1862 [ Женитьба Л. Н. Толстого на С. А. Берс.

1863 [ Толстой приступает к работе над романом «Война и мир».

1869 [ «Смертный ужас», испытанный Толстым в арзамасской гостинице и положивший начало его духовному кризису.

1872 [ Толстой издает «Азбуку».

1873 I Начало работы над романом «Анна Каренина».

1881 Смерть Ф. М. Достоевского. Переезд семьи Толстых из Ясной Поляны в Москву.

1883 [ Толстой знакомится с В. Г. Чертковым.

1884 [ Основание издательства «Посредник». Первая попытка Толстого уйти из Ясной Поляны.

1887 I Толстой начинает работу над «Крейцеровой сонатой».

1891 Толстой пишет письмо в редакции «Русских ведомостей» и «Нового времени» с отказом от авторских прав на сочинения, написанные после 1881 года.

1899 [ В журнале «Нива» печатается роман Толстого «Воскресение».

1901 Определение Святейшего Синода об отлучении Толстого от Церкви.

1905 [ Первая русская революция.

1910 [ Толстой уходит из Ясной Поляны и умирает 7 ноября на станции Астапово.

Page 6: 040. Lev Tolstoy

Жизнь и эпоха

Гордый ум Казалось бы, жизнь и творчество Льва Толстого изучены в мельчайших подробностях. Но как можно «до конца» понять великого писателя, если и сам он до самой смерти так и не смог дать себе окончательных ответов на мучившие его вопросы?

Детские годы В Ясной Поляне

Л ев Николаевич Толстой родился 26 авгу­ста (9 сентября по новому стилю) 1828 го­

да в усадьбе Ясная Поляна Тульской губернии. Фамилия Толстых была одной из самых знат­ных в России, а по матери будущий писатель принадлежал к не менее знатному роду князей Волконских.

Отец Л. Н.Толстого, Николай Ильич Толстой, представлял собою довольно распростра­ненный тип русского аристократа с его бон-

виванством, любовью к роскоши, псовой охоте и вольнодумством в разумных пре­делах. Матери своей, Марии Николаевны, Толстой не помнил: она умерла родами пя­того ребенка, когда ему не было еще и двух лет. Но ее нежный образ постоянно освещал его детство — о Марии Николаевне часто вспоминали и домашние, и слуги.

Ранние годы будущего писателя прошли в родовом имении и были вполне безмятеж-

■*• Александр Сергеевич Пушкин, стихами которого зачитывалась вся дворянская Россия в пору детства и отрочества Толстого.

Т Красная площадь в Москве на картине XIX столетия. Семья Толстых переехала в Москву в 1837 году.

Page 7: 040. Lev Tolstoy

n i куллхс&ьт

ВОССТАНИЕ ДЕКАБРИСТОВ В эпилоге «Войны и мира» одно из самых значительных мест зани­

мает разговор Пьера Безухова и Николая Ростова, в котором речь ве­дется о некоем «тайном обществе», о «независимости и деятельно­сти» (примечательно, что, судя по датам, указанным Толстым в эпило­ге, Безухов ездил в Петербург как раз в то время, когда там произошла так называемая «Семеновская история»). Взгляды Безухова и Ростова, как мы помним, значительно разнятся, и, в сущности, можно предпо­ложить, что спустя пять лет герои окажутся по разные стороны барри­кад. Особый трагический отсвет ложится на образ юного Николеньки Болконского, восторженно внимающего Пьеру. Страшный сон, кото­рый видит он после, до некоторой степени является вещим.

Восстание декабристов, последующие казни и ссылки оказали се­рьезное влияние на жизнь русского общества, оставили неизглади­мые следы в домашних «летописях» многих дворянских семейств. Хо­тя никто из близких родственников Льва Толстого не участвовал в за­говоре, отец его дружил с декабристами Исленьевым и Колошиным. И, возможно, какие-то сведения о 25 декабря 1825 года писатель по­черпнул еще в детстве из его рассказов или намеков.

А Войска Наполеона в Москве. Именно после Отечественной войны 1812 года в дворянстве укрепились свободолюбивые и демократические идеи.

< Портрет Петра I. Один из Толстых, Петр Андреевич, по поручению Петра ездил в Италию за сбежавшим царевичем Алексеем.

ными. В отчасти автобиогра­фической повести «Детство» Толстой писал: «Счастливая, счастливая, невозвратимая пора детства! Как не любить, не лелеять воспоминаний о ней? Воспоминания эти осве­жают, возвышают мою душу и служат для меня источни­ком лучших наслаждений... Какое время может быть луч­ше того, когда две лучшие до­бродетели — невинная весе­лость и беспредельная по­

требность любви — были единственными побуждениями в жизни».

Переезд в Москву

Беззаботная жизнь в деревне с играми, прогулками, охотой и неутомительными за­нятиями с гувернером кончилась в 1837 го­ду. Семья переехала в Москву: пора было озаботиться серьезным образованием де­

тей. Левинька довольно быстро освоился в новой для него обстановке, и первые полго­да в первопрестольной пролетели незамет­но. Но в июле 1837 года неожиданно скон­чался отец. Дети остались на попечении гра­фини Остен-Сакен, родственницы Николая Ильича Толстого. «Близким» же их воспи­танием занималась Татьяна Александровна Ергольская (1792—1874), также родственни­ца осиротевшим детям по отцу. Собственно, заботы о маленьких Толстых легли на ее плечи еще в 1830 году, когда умерла их мать. Лев Николаевич впоследствии вспо­минал о Татьяне Александровне с глубо­кой признательностью: «Тетинька Татьяна Александровна имела самое большое вли­яние на мою жизнь. Влияние это было, во-первых, в том, что еще в детстве она научи­ла меня духовному наслаждению любви... Никогда она не учила тому, как надо жить, словами, никогда не читала нравоучений, вся нравственная работа была переработа­на в ней внутри, а наружу выходили только ее дела — и не дела — дел не было, а вся ее жизнь, спокойная, кроткая, покорная и лю­бящая не тревожной, любующейся на себя, а тихой, незаметной любовью».

Page 8: 040. Lev Tolstoy

I Жизнь и эпоха

ж Молодой Лев Толстой.

Безумства юности Жизнь в Казани

В 1841 году в Оптиной пустыни умерла пекунша юных Толстых графиня Остен-Са-ен. Дети поступили под опеку другой сво­

ей родственницы, Пелагеи Ильиничны Юш-ковой. Судя по некоторым отзывам, Пелагея Ильинична «была недалекой светской да­мой», однако, заботясь о подопечных, она проявила недюжинное рвение — в частно­сти, забрала их из-под крыла Татьяны Алек­сандровны Ергольской и увезла в Казань, где служил ее муж. В Москве остался лишь старший брат Льва Толстого Николай, сту­дент Московского университета.

В 1844 году Толстой поступил на фило­софский факультет Казанского университе­та. Учился он без особенной охоты, пропу­скал лекции и в итоге не был допущен к пе­реводным экзаменам. В 1845 году молодой

повеса перевелся на юридический факуль­тет университета, но и здесь не отличался прилежанием. В особенности ему прети­ли занятия историей. Однажды он заме­тил одному из знакомых: «История — это не что иное, как собрание басен и беспо­

лезных мелочей, пересыпанных массой ненужных цифр и собственных имен...»

Зато светская жизнь пустой ему не казалась, и он предавался ей безудержно, считая всех, кто не аристократ, не «comme il faut», достой-

А В то время как Толстой кружился в вихре светской жизни, его будущий «коллега» Ф. М. Достоевский оказался втянутым в кружок петрашевцев вдохновленных идеями Фурье (на иллюстрации вверху).

ными презрения. «Я не уважал бы ни знаме­нитого артиста, ни ученого, ни благодете­ля рода человеческого, если бы он не был comme il faut... Мне кажется даже, что еже­ли бы у нас был брат, мать или отец, которые бы не были comme il faut, я бы сказал, что это несчастие, но что уж между мной и ими не может быть ничего общего», — признает­ся Николай Иртеньев в «Юности», и эти слова можно считать признанием самого Толстого.

Разочарование 12 апреля 1847 года Толстой подал про­

шение об исключении из университета. Из Казани он уехал в Ясную Поляну. Им владе­ла мысль реформировать хозяйство, обу­строить быт своих крепостных. Кроме то­го, в деревне он рассчитывал пройти «весь курс юридических наук», чтобы сдать экза­мены экстерном, а также изучить «практи­ческую медицину», географическую стати­стику и языки, написать диссертацию и «до­стигнуть высшей степени совершенства в музыке и живописи».

Разумеется, очень скоро Толстой разоча­ровался в этих идеях. Свой юношеский опыт хозяйствования он изложил спустя десяти­летие в повести «Утро помещика»: «И ему почему-то вспоминалось, что соседи, как он

▼ Казань — город, где прошла юность Л. Н. Толстого.

Page 9: 040. Lev Tolstoy

Лев Толстой I • - V 1 i

слышал от няни, называли его недорослем; что денег у него в конторе ничего уже не оставалось; что выдуманная им новая моло­тильная машина, к общему смеху мужиков, только свистела, а ничего не молотила, ког­да ее в первый раз, при многочисленной пу­блике, пустили в ход в молотильном сарае; что со дня на день надо было ожидать приез­да земского суда для описи имения, которое он просрочил, увлекшись различными новы­ми хозяйственными предприятиями. И вдруг так же живо, как прежде представилась ему деревенская прогулка по лесу и мечта о по­мещичьей жизни, так же живо представилась

ст&а жшыь

ему его московская студенческая комнат­ка... Как совсем иначе представлялась бу­дущность молодому студенту!»

Уже осенью 1847 года Толстой уехал из де­ревни «в столицы» (сначала в Москву, а за­тем — в Петербург). В этот период он вел неопределенную жизнь: то готовился к кан­дидатским экзаменам, то впадал в религиоз­ный экстаз, то хотел стать юнкером, то думал начать чиновничью карьеру, по большей же части — кутил и играл в карты. В семье его считали «самым пустячным малым», а кар­точные долги Толстой смог отдать лишь че­рез много лет. — я _^_ я и ^ и ш и _ и

■»■ Санкт-Петербург, столица великой империи.

▼ Лев Толстой верхом на лошади. Рядом — Софья Андреевна, жена писателя.

О Х О Т А

Лев Толстой любил охоту страстно. Эту любовь он унаследовал от свое­го отца. Еще совсем мальчиком буду­щий писатель имел возможность уча­ствовать в псовой охоте. Впоследствии страсть к ней укрепилась в нем, что яс­но видно, например, из соответству­ющих глав «Детства» и «Войны и ми­ра». Вот как описывает Толстой охоту в «Детстве»: «Вдруг Жиран завыл и рва­нулся с такой силой, что я чуть было не упал. Я оглянулся. На опушке леса, приложив одно ухо и приподняв дру­

гое, перепрыгивал заяц. Кровь удари­ла мне в голову, и я все забыл в эту ми­нуту: закричал что-то неистовым голо­сом, пустил собаку и бросился бежать. Но не успел я этого сделать, как уже стал раскаиваться: заяц присел, сде­лал прыжок, и больше я его не видел». Искоренить «охотничьи инстинкты» в полной мере Толстой не смог в себе даже тогда, когда охота стала против­на его убеждениям. В последние го­ды охоту ему отчасти заменяла верхо­вая езда.

Page 10: 040. Lev Tolstoy

Жизнь и эпоха

На военной службе «Кавказ подо мною...»

В 1851 году старший брат Николай уговорил Льва Толстого ехать на Кавказ, где шла тогда русско-чеченская война. Поначалу Кавказ не оказал на него того «живительного воздей­ствия», на которое он рассчитывал. 11 июня 1851 года Толстой записал в дневнике: «Уже дней пять я живу здесь и одержим уже дав­но забытой мною ленью. Дневник вовсе бро­сил. Природа, на которую я больше всего на­деялся, имея намерение ехать на Кавказ, не представляет до сих пор ничего завлекатель­ного. Лихость, которая, я думал, развернется во мне здесь, тоже не оказывается». Тем не ме­нее, в январе 1852 года писатель поступил в артиллеристы и участвовал во многих сраже­ниях. В свободное время он работал над пове­стью «Детство».

На Кавказе Толстой продолжил составлять для себя «правила» и «планы» (этим он начал заниматься еще в Петербурге): «Будь прям, хо­тя и резок, но откровенен со всеми, но не дет­ски откровенен без необходимости. Воздер­живайся от вина и женщин...» Впрочем, ис­

полнять свои правила Толстому было труднее, чем составлять их. Временами его охватывали сомнения в собственных силах, временами он верил в свое высокое призванье, а временами просто отдавался своим излюбленным увле­чениям, из которых одно из первых мест зани­мала охота. Очень показательна дневниковая запись от 28 августа 1852 года: «Мне 24 года; а я еще ничего не сделал. Я чувствую, что неда­ром вот уже восемь лет, что я борюсь с сомне­нием и страстями. Но на что я назначен? Это откроет будущность. Убил трех бекасов».

^ Горцы, с которыми воевал Толстой на Кавказе, отчаянно сопротивлялись русским войскам.

▼ Севастополь во время осады.

▼ Крымская война. Сражение.

mm ..■rUA***'*--

Page 11: 040. Lev Tolstoy

Лев Толстой

Дебют 1 июля 1852 года Толстой записал в дневни­

ке: «Завтра кончу "Детство" и решу его судьбу».

Окончив повесть, писатель-артиллерист послал

ее в журнал «Современник», возглавлявшийся

в то время Некрасовым. «Детство» вышло в де­

вятом номере журнала за 1852 год под назва­

нием «История моего детства» (его предложил

Некрасов). Имя автора читателю не раскрыва­

лось: в журнале стояли лишь инициалы «Л. Н.».

Повесть имела большой успех и застави­

ла говорить читающую публику о появлении

в русской литературе нового многообещаю­

щего таланта. Впечатление, произведенное

на читателей и критиков «Детством», еще бо­

лее усилилось к 1855 году, когда Толстой окон ­

чил и опубликовал «Отрочество» и очерки

«Севастополь в декабре» и «Севастополь в

мае». В столицах «графа Толстого» чествовали

как надежду российской словесности. Критик

и мемуарист П. В. Анненков вспоминал, что в

это время Толстого «превозносили в один го­

лос», и особенно отмечал первый его «рассказ

"Детство и отрочество", поразивший всех по­

этическим реализмом своим и картиной про­

винциальной семьи, гордо живущей со свои­

ми недостатками и ограниченностью как яв­

ление вполне самостоятельное».

Севастопольская кампания В 1854 году Лев Толстой получил назначение

в Дунайскую армию, в Бухарест. Штабная жизнь

показалась ему скучной («Три месяца праздно-

▼ Толстой в форме артиллерийского офицера (крайний слева во втором ряду) вместе с петербургскими литераторами.

Библиотека мемуаров

ЧАРЛЗ ДИККЕНС В молодые годы Лев Толстой отно­

сился к Чарлзу Диккенсу (1812—1870) с большим благоговением. В особенно­сти же он ценил его роман «Дэвид Коп-перфилд» (1850), русский перевод ко­торого увидел свет в 1851 году. В тол­стовских дневниках кавказской поры можно встретить такие отметки: «Ка­кая прелесть "Давид Коперфильд"». Но и в зрелые годы писатель не под­верг переоценке творчество Диккен­са, считая его одним из крупнейших

западных романистов. Последний се­кретарь Толстого, В. Булгаков, приво­дит такой эпизод: Толстой, говоря о том, что не стоит читать того, что на­писано в «новейшее время», советует: «Читайте все написанное прежде». И среди прежних писателей перечисля­ет Пушкина, Гоголя, Достоевского, Рус­со, Гюго и — Диккенса. Любопытно, что творчество Диккенса высоко ценил и другой великий русский писатель — Ф. М. Достоевский.

сти и жизни, которой я не могу быть доволен»).

Вскоре Толстой подал рапорт о переводе его в

Крымскую армию, и 7 ноября был уже в осаж­

денном Севастополе, где пробыл до конца оса­

ды. В мае 1855 года его назначили командиром

горного дивизиона, спустя три месяца приняв­

шего участие в битве при Черной речке.

Сослуживцы вспоминали о Толстом как о

добром товарище, храбром офицере. Однако

его душевные движение и порывы были не

всегда понятны им. Вот что рассказывал один

из тех, кто знал писателя во время осады

Севастополя: «Толстой своими рассказами и

наскоро набросанными куплетами одушев­

лял всех и каждого в трудные минуты боевой

жизни . Он был в полном смысле душой наше­

го общества. Толстой с нами — и мы не видим,

как летит время, и нет конца общему веселью;

нет графа, укатил в Симферополь, — и все но­

сы повесили. Пропадает день, другой, третий.

Наконец возвращается, ну, точь-в-точь блуд­

ный сын, — мрачный, исхудалый, недоволь­

ный собою. Отведет меня в сторону по­

дальше и начнет покаяние. Все расска­

жет: как кутил, играл, где проводил дни

и ночи, и при этом, верите ли, казнит­

ся и мучится, как настоящий преступник.

Даже жалко смотреть на него, — так уби­

вается. Вот это какой человек! Одним сло­

вом, странный и не совсем для меня по­

нятный, а с другой стороны, это был ред­

кий товарищ, честнейшая душа, и забыть

его решительно невозможно».

27 августа (8 сентября по новому стилю)

1855 года Севастополь был оставлен рус­

скими войсками. В ноябре Толстой вер­

нулся в Петербург.

*■ Чарлз Диккенс, талантом которого восхищался Толстой.

Page 12: 040. Lev Tolstoy

Жизнь и эпоха

Апологет семейственности Путешествия и школа

Петербургская жизнь, в каковую Толстой окунулся, вернувшись из действующей армии, не могла дать ему того, что было нужно для развития его душевных сил. Из Петербурга он отправился в Ясную Поляну, где, впрочем, то­же пробыл недолго. В начале 1857 года пи­сатель поехал за границу. Побывав в Италии, Франции, Германии, Швейцарии, осенью он вернулся в Москву.

Заграничное путешествие оставило в Толстом двойственное впечатление. С одной стороны, он радовался новизне, о чем сви­детельствуют слова В. П. Боткина: «Письмо Толстого ко мне занимает всего только одну страничку, но исполнено свежести и бодро­сти. Германия очень заинтересовала его, и он хочет потом поближе узнать ее. Через ме­сяц он едет в Рим». С другой стороны, тяже­лый след оставила в душе Толстого виденная им в Париже смертная казнь («обличившая» ему «всю шаткость суеверий прогресса»). В это же время умер его любимый старший брат Николай, страдавший чахоткой. «Ничто в жиз­ни не делало на меня такого впечатления. Правду он говаривал, что хуже смерти ничего нет. А как хорошенько подумать, что она все-таки конец всего, то и хуже жизни ничего нет... Для чего хлопотать, стараться, коли от того,

что был Николай Николаевич Толстой, ничего не осталось!..» — говорил впоследствии Лев Николаевич.

В 1859 году, после возвращения из-за гра­ницы, Толстой открыл в Ясной Поляне школу для крестьянских детей, а также помог орга­низовать двадцать подобных школ в ближай­шей округе. Занятие это настолько увлекло его, что в 1860 году он предпринял еще одно путешествие за границу, чтобы ознакомиться с европейскими педагогическими системами. По приезде в Россию писатель изложил свои взгляды в статьях, утверждая, что основой учебного процесса должна быть «свобода уча­щегося», и предлагая отказаться от практики «педагогического насилия». В 1862 году Тол­стой издавал педагогический журнал «Ясная Поляна», приложением к которому выходи­ли книжки для детского и народного чтения, ставшие впоследствии образцом подобного рода литературы. В том же году, в отсутствие Толстого в Ясной Поляне, полиция произве­ла обыск (искали подпольную типографию). Школа после обыска была закрыта.

Семейное счастье В сентябре 1862 года Лев Николаевич

Толстой женился на юной Софье Андреевне

*■ Гильотинирование, произведшее столь ужасное впечатление на Толстого.

——а

i Толстой с учениками яснополянской школы. Ч|

Page 13: 040. Lev Tolstoy

Лев Толстой

Ключевая фигура ТОЛСТОЙ И ТУРГЕНЕВ

Писатели познакомились в Петербурге, ког­да Толстой приехал из Севастополя. Отношения их складывались непросто. П. В. Анненков, зна­вавший и того, и другого, вспоминал: «В Турге­неве он (Толстой) распознал многосторонний ум и наклонность к эффекту — последнее особен­но раздражало его, так как искание жизненной правды и простоты и здравомысленности суще­ствования составляло и тогда идеал в его мыс­лях. Он находил подтверждение своего мнения о Тургеневе даже в физиологических его осо­бенностях и утверждал, например, что он име­

ет фразистые ляжки». В 1861 году между Иваном Сергеевичем и Львом Николаевичам произошла серьезная ссора, едва не закончившаяся дуэлью: литераторы поспорили об «опытах воспитания, которым Тургенев подвергает свою дочь, увезен­ную им за границу» (слова Анненкова). Впослед­ствии отношения между писателями восстано­вились. Тургенев бывал в Ясной Поляне в 1878, 1880 и 1881 годах. После его смерти (в 1883 го­ду) Толстой записал в дневнике: «О Тургене­ве все думаю и ужасно люблю его, жалею и все читаю».

-• И. С. Тургенев (1818—1883).

\

Берс, дочери московского врача. Вскоре после свадьбы молодые уехали в Ясную Поляну. 25 сентя­бря Толстой записывает в дневни­ке: «Неимоверное счастье». И даль­

ше: «Не может быть, чтобы это все кончилось только жизнью».

Казалось, день ото дня счастье супругов лишь упрочивается. К январю 1863 года оно

вошло в обыденную колею, утратив остро­ту первых месяцев семейной жизни. И примерно в это время Толстой задумыва­

ется о писательской работе: «Счастье се­мейное поглощает меня всего, а ничего не де­

лать нельзя». Несколько позже: «Правду мне сказал кто-то, что я дурно делаю,

пропуская время писать. Давно я не помню в себе такого сильного же­

лания и спокойно самоуверенного желания писать». Осенью 1863 го­

да Толстого захватил замысел но­вого романа, условно называв­шегося пока «Тысяча восемьсот пятый год». Через некоторое время этот замысел трансфор­мировался в эпопею «Война и мир». Первая редакция «Войны и мира» выходила по частям в

1865—69 годах. Читатели и кри­тики высоко оценили мастерство Толстого-психолога, Толстого-ху-

< Софья Андреевна Толстая со старшими детьми Сергеем и Татьяной.

А Бородинское сражение, замечательно описанное Толстым в «Войне и мире».

дожника, но Толстой-философ и историк ока­зался многим непонятен.

Кризис

В конце 1860-х — начале 1870-х годов Тол­стой пережил мучительный духовный кризис. В 1869 году он поехал смотреть имение в Пен­зенской губернии, которое хотел купить, а по дороге остановился на ночлег в арзамасской гостинице. Той ночью ему явственно предста­вилось, что он сейчас умрет. О своем «арза­масском ужасе» он писал: «Я устал страшно, хо­телось спать и ничего не болело. Но вдруг на меня нашла тоска, страх, ужас такие, каких я ни­когда не испытывал». «Арзамасский ужас», на­шедший отражение в неоконченных «Записках сумасшедшего», определил направление даль­нейших духовных поисков писателя. Ощущение пустоты и бессмысленности жизни преследо­вало его на протяжении нескольких лет, не раз подталкивая к мыслям о самоубийстве.

По-своему преодолел кризис писатель лишь на рубеже 1870—80-х годов. Об этом преодо­лении он рассказал в «Исповеди», опублико­ванной в 1884 году.

Page 14: 040. Lev Tolstoy

Жизнь и эпоха

От искусства к проповеди «Мне отмщение, и Аз воздам»

Как, вероятно, помнит читатель, слова «Мне отмщение, и Аз воздам» из Второзакония Толстой поставил эпиграфом к «Анне Карениной». Над этим романом он работал в 1873—77 годах, живя в Ясной Поляне и про­должая учить крестьянских детей. Работа шла трудно. В 1874 году неожиданно умерли двух­летний сын Толстого и его любимая тетушка Татьяна Александровна, в свое время заме­нившая ему мать. В феврале 1875 года умер еще один сын Толстых — Николенька, — а в ноябре — новорожденная дочь Варя. В пись­мах этого периода ясно прослеживается смя­тенное состояние Толстого. Ниже приведены отрывки из его писем к А. А. Фету.

24 марта 1874 года: «Вы хвалите Каренину. Мне очень приятно, да и, как я слышу, ее хвалят, но, наверно, никогда не было писателя, столь равнодушного к своему успеху, как я. С одной стороны, школьные дела, с другой — страшное дело — сюжет нового писания, овладевший мною именно в самое тяжелое время болезни ребенка, и самая эта болезнь, и смерть!»

1 марта 1876 года: «У нас все не совсем хоро­шо. Жена не оправляется с последней болез­ни, и нет у нас в доме благополучия и во мне душевного спокойствия, которое мне особен­но нужно теперь для работы. Конец зимы и на­чало весны всегда мое самое рабочее время, да и надо кончить надоевший мне роман».

«Анна Каренина» вызвала широкий отклик среди читающей публики. Выводы, сделанные писателем в этом романе, многим казались не­бесспорными, но тем более заинтересованно следили читатели за развитием образов и сю­жетных линий в романе.

«Исповедь» В 1879—82 годах Толстой написал «Испо­

ведь», где со свойственной ему категорич­ностью и убийственной логикой описал историю своего обретения смысла жизни. Произведение это начинается так: «Я был кре­щен и воспитан в православной христиан­ской вере. Меня учили ей и с детства и во все время моего отрочества и юности. Но когда я 18-ти лет вышел со второго курса университе­та, я не верил уже ни во что из того, чему ме­ня учили». Далее автор описывает свою «ду­ховную биографию» как смену этапов, при­ведшую его к простому и страшному вопросу: «Зачем?» Зачем все, если единственная нео­провержимая реальность — это смерть? «Я как будто жил-жил, шел-шел и пришел к про­пасти и ясно увидал, что впереди ничего нет, кроме погибели».

В итоге Толстой сформулировал собствен­ное понимание христианства как религии ра­циональной, религии «Царства Божия на зем­ле». Отрицая то непознаваемое, что содер-

А Портрет Л. Крамского.

Н.Толстого кисти

•*■ Сражение между русской и турецкой армиями на реке Дунай в 1877 году. Вронский, один из главных героев «Анны Карениной», после гибели Анны едет в действующую армию.

i Кадр из голливудского фильма «Анна Каренина» (1935). В роли Анны — Грета Гарбо.

Page 15: 040. Lev Tolstoy

Лев Толстой

Версия

НАРОДНАЯ Толстой посвятил много сил развитию народ­

ного образования в России. Он был равно про­тив консервативной «петербургской педагогики» и интеллигентского «хождения в народ». Он не считал нужным «развивать» крестьянских детей, вкладывать в их головы отвлеченные понятия, от­рывая их тем самым от родной среды. «Малень­ких мужичков», полагал Толстой, следует образо­вывать сообразно с тем укладом, которым на про­тяжении нескольких веков жила русская деревня. Наиболее значительным плодом «педагогических усилий» графа стали «Азбука», «Новая азбука» и

ЛИТЕРАТУРА несколько «Русских книг для чтения». Многие из рассказов, вошедших в эти сборники, составляют ныне классику детской литературы. Всем знакомы, например, такие вещи, как «Лев и собачка», «Кав­казский пленник», «Филиппок». А многие русские сказки нынешние дети читают именно в перело­жении Толстого. Ценность «народной детской ли­тературы», созданной писателем, признавали уже его современники. Так, известный педагог С. А. Ра-чинский писал Толстому о его «Азбуках» и «Книгах для чтения»: «Нет в мире литературы, которая мог­ла бы похвалиться чем-либо подобным».

А Толстой критически относился к «официальному христианству», однако в своих народных рассказах активно использовал христианские мотивы и сюжеты.

жится в догматах веры, упрекая церковь за

«оправдание насилия», писатель пересмотрел

всю свою жизнь и жизнь своего сословия и

сделал вывод, что она «не есть жизнь, а только

подобие жизни». Но Толстому мало было по­

нять — он хотел совершенно «переработать»

свое существование соответственно тому но­

вому знанию, что открылось ему. Сделать это

ему не удавалось, и его дневники этого вре­

мени полны язвительных и горьких контра­

стов: «У бабы грудница есть, три девочки есть,

а хлеба нет. В 4-м часу еще не ели. . . У нас обед

огромный с шампанским.. .»

В Москве

В 1882 году Толстой купил дом в Москве в

Долго-Хамовническом переулке. Эта покупка

сделана была им не для себя, а для семьи: под­

росшим детям нужно было давать образова-

ние. Сам Толстой составил в это время гораз­

до более «радикальный» план жизни : «Жить

в Ясной. . . Прислуги держать только столько,

сколько нужно, чтобы помочь нам переделать

и научить нас и то на время, приучаясь обхо­

диться без них. Жить всем вместе, мужчинам

в одной, женщинам и девочкам в другой ком­

нате... По воскресениям обеды для нищих и

бедных и чтение и беседы.. . Все лишнее: фор­

тепьяно, мебель, экипажи — продать, раз­

дать». «Фортепьяно и мебель», однако, при­

сутствовали в хамовническом доме Толстых,

причем большую часть мебели писатель по­

купал сам. Кроме того, имелся здесь и доволь­

но обширный сад (собственно, хамовническая

«резиденция» Толстых представляла собой не

столько городской особняк, сколько «полуде­

ревенскую» усадьбу, какие еще сохранились в

тогдашней Москве).

^

▼ Яснополянская усадьба, где были написаны «Анна Каренина» и «Исповедь».

Page 16: 040. Lev Tolstoy

Жизнь и эпоха

Толстовство

^ Толстой в своем яснополянском кабинете.

▼ Рисунок, изображающий Толстого за плугом.

После «Исповеди»

:«Исповедь» Толстого была воспринята в рус­ском обществе неоднозначно. Наиболее ради­кально настроенная его часть (то была, пре-|Ие.всего, студенческая молодежь) встретила евгфчти восторженно. Подогревало интерес к «исповеди» и то, что цензура запретила ее из-

..-.дание. Планировалось, что она выйдет в пятом номере журнала «Русская мысль» за 1882 год

головком «Вступление к ненапечатанно-чинению», но сочинение вырезали почти

сего тиража. Читающая общественность Знакомилась с ним в копиях с корректурных оттисков.

В 1884—86 и 1887—89 годах соответствен­но из-под пера Толстого вышли «Смерть Ивана Ильича» и «Крейцерова соната». Эти вещи по­казали скептикам, что и «новый Толстой» не умер как писатель и свои «странные идеи» об­лекает в прекрасную художественную форму.

В это же время Л. Н. Толстой работал над пьесой «Власть тьмы, или Коготок увяз — всей птичке пропасть». Она была издана в 1887 году и явилась первым драматургическим опытом писателя (хотя подобные замыслы возникали у него еще в 1850-е годы). В основу этой пьесы Толстой положил уголовное дело крестьяни­на Тульской губернии Ефрема Колоскова. Как и следовало ожидать, театральная цензура не пропустила «Власть тьмы». Тогда поклонни­ки таланта Толстого решились на чрезвычай­

ные меры: в начале 1887 года Стахович читал ее у министра императорского двора в при­сутствии Александра III. Царю драма понрави­лась — он даже выразил желание присутство­вать на генеральной репетиции. «Власть тьмы» была принята к постановке в Александрийском театре. Приближалась премьера. И здесь в де­ло вмешался обер-прокурор Синода К. П. По­бедоносцев. Он написал Александру III: «Я только что прочел новую драму Л. Толстого и не могу прийти в себя от ужаса... Какое от­сутствие, больше того, отрицание идеала, ка­кое унижение нравственного чувства, какое оскорбление вкуса... День, в который драма Толстого будет представлена на император­ских театрах, будет днем решительного паде­ния нашей сцены». Доверившись авторитету Победоносцева, царь запретил пьесу.

Толстой и толстовцы О толстовстве как о заметном явлении в рус­

ской общественно-религиозной жизни заго­ворили в 1890-е годы, однако появилось оно десятилетием раньше. Основы этого учения Толстой изложил в «Исповеди», «В чем моя ве­ра?», «Крейцеровой сонате». Одним из его пер­вых «идейных последователей» стал В. Г. Черт­ков. Чертков происходил из знатной и бога­той семьи, служил в Конногвардейском полку, но в 1881 году, пережив духовный кризис, вышел в отставку. В 1883 году бывший офи­цер познакомился с Толстым и, восторженно восприняв его учение, сделался пропаганди­стом толстовства. В 1884 году при деятельном участии Толстого Чертков организовал изда-

Page 17: 040. Lev Tolstoy

Лев Толстой < Л.Н.Толстой

с В. Г. Чертковым в Ясной Поляне.

тельство «Посредник». Основной целью изда­тельства был выпуск качественной и дешевой литературы для простого народа (взамен луб­ков, которыми торговали на ярмарках офени). «Посредник» издавал во множестве произве­дения самого Толстого, а также вещи Гаршина, Короленко, Горького и других русских и ино­странных писателей.

Движение толстовцев, между тем, ширилось и росло. Толстовцы организовывали колонии, так называемые «культурные скиты», где ста­рались жить в соответствии с заповедями ав­тора «Крейцеровой сонаты». Они не пили ви­на, не курили табака, не ели мяса и добыва­ли хлеб трудами рук своих. Проводя в жизнь идею «непротивления злу насилием», они от­казывались служить в армии, что, конечно, не встречало понимания у властей. В 1897 го­ду толстовство объявили «вредной сектой», а Черткова выслали за пределы страны.

«Идейных братьев» толстов­цы нашли в лице представи­телей некоторых сект, распро­

страненных тогда на территории России. В частности, близок толстовцам оказался уклад духоборов. Эта секта крайнего протестантско­го толка зародилась в западных российских губерниях в XVIII столетии. Духоборы считали себя избранным народом, призванным жить в духе божьей правды. Преследования духо­боров со стороны правительства носили спо­радический характер — временами о них как бы «забывали», но затем вспомина­ли опять и принимались теснить их с новой силой. В 1898—1900 годах Л. Н. Толстой помог духоборам пе­реселиться в Канаду, где их общи­ны существуют и по сей день.

ж Памятник Толстому в канадской провинции Британская Колумбия.

▼ Одна из последних фотографий Толстого с его друзьями и домочадцами.

Хронология

i Максим Горький на фотографии)

приезжал к Толстому в Ясную Поляну.

ТРИНАДЦАТЬ ТОЛСТЫХ ловек детей. Первый из них, сын Сер­гей, родился, когда писателю было 35 лет. В последний раз Толстой стал отцом, когда ему было уже шестьдесят. Со всем тем, деятельного внимания он уделял детям сравнительно мало, не умея войти в их дела и заботы. Его же­на, обиженная этим обстоятельством, писала в 1884 году своей сестре: «На­родив кучу детей, он не умеет найти в семье ни дела, ни радости, ни просто обязанностей...» Впоследствии Софья Андреевна отмечала: «Лев Николаевич берег себя, не мог и не хотел тратить свою энергию и время на семью, — и был прав как художник и мыслитель. Но сделал он для детей, особенно по-

У Льва Николаевича и Софьи Андре- еле трех старших, — очень мало, а для евны Толстых родилось тринадцать че- меньших ничего».

Год рождения Возраст Толстого Имя Положение в семье

1863 35 Сергей старший сын

1864 36 Татьяна старшая дочь

1866 38 Илья 2-й сын

1869 41 Лев 3-й сын

1871 43 I Мария 2-я дочь

1872 44 ! Петр* 4-й сын

1874 46 Николай* 5-й сын

1875 47 Варвара* 3-я дочь

1877 49 Андрей 6-й сын

1879 51 Михаил 7-й сын

1881 53 Алексей* 8-й сын

1884 56 Александра 4-я дочь

1888 60 Иван* 9-й сын

* Умер (умер ла) в младенчестве.

Page 18: 040. Lev Tolstoy

Жизнь и эпоха

Последняя трагедия Отлучение от церкви

«Сущность богослужения состояла в том, что предполагалось, что вырезанные священни­ком кусочки и положенные в вино, при извест­ных манипуляциях и молитвах, превращаются в тело и кровь бога. Манипуляции эти состоя­ли в том, что священник равномерно, несмо­тря на то, что этому мешал надетый на него парчовый мешок, поднимал обе руки кверху и держал их так, потом опускался на колени и целовал стол и то, что было на нем. Самое же главное действие было то, когда священник, взяв обеими руками салфетку, равномерно и плавно махал ею над блюдцем и золотой ча­шей. Предполагалось, что в это самое время из хлеба и вина делается тело и кровь, и пото­му это место богослужения было обставлено особенной торжественностью».

Выше приведен отрывок из нашумевшего в свое время романа Толстого «Воскресение» (1899). В отрывке этом описывается Божест­венная литургия в тюремном храме. Сочине­ния Толстого, направленные против Церкви, заставили Святейший Синод пойти на край­нюю меру: в феврале 1901 года он отлучил пи­сателя от церковного общения. В определе­нии, распространенном Синодом, в частно­сти, говорилось: «Бывшие же к его (Толстого) вразумлению попытки не увенчались успехом. Посему Церковь не считает его своим членом и не может считать, доколе он не раскается и не восстановит своего общения с нею».

*■ Крым, где жил на даче в 1901 —02 годах Толстой.

Нужно сказать, что сам Толстой отнесся к своему отлучению очень спокойно и да­же опубликовал в газетах ответ на опреде­ление Синода, где признавал, что, действи­тельно, «то, что я отрекся от Церкви называ­ющей себя Православной, это совершенно справедливо». Итак, писатель был совер­шенно спокоен. Но зато была возмуще­на Софья Андреевна. После публикации послания Синода она написала Антонию, митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому, письмо, где обвиняла Церковь в жестокости. Митрополит Антоний отвечал ей: «Милостивая государыня графиня София Андреевна! Не то жестоко, что сделал Синод, объявив об отпадении от Церкви Вашего му­жа, а жестоко то, что сам он с собой сделал, от­рекшись от веры в Иисуса Христа, Сына Бога Живого, Искупителя и Спасителя нашего. На это-то отречение и следовало давно излить­ся Вашему горестному негодованию. И не от клочка, конечно, печатной бумаги гибнет муж Ваш, а от того, что отвратился от Источника жизни вечной».

Уход из Ясной Поляны В последние годы своей жизни Толстой был

духовным учителем для очень большо­го числа людей. К нему в Ясную Поляну стекались сотни и тысячи «паломни­ков», жаждавших получить от не­го совет и вразумление. Но в доме Толстых было неладно. Атмосфера вечного, непрекращающегося раздора между его домашними и близкими ему по духу людьми (прежде всего, между Софьей Андреевной и В. Г. Чертковым), в которой жил Лев Николаевич, тяготила его. Угнетал писателя и «барский» уклад яснополян­ской жизни. «Жизнь здесь, в Ясной Поляне, вполне отрав­лена», — писал он в «тайном» дневнике 1908 года (зная о том, что Софья Андреевна чи­тает его дневники, Толстой

^ Лев Николаевич и Софья Андреевна в Ясной Поляне приблизительно в 1906 году.

▼ Военный парад в Японии. Толстой осуждал русско-японскую войну.

Page 19: 040. Lev Tolstoy

Лев Толстой

* Л. H. Толстой на смертном одре.

завел «тайный» дневник, а потом «дневник

для одного себя»). Мысль об уходе из усадь­

бы присутствует в дневниках Толстого задол­

го до ухода: «Опять хочется уйти. И не реша­

юсь. Но и не отказываюсь». К уходу из дома

Льва Николаевича подталкивали и его сторон­

ники — толстовцы.

Кризис назрел к концу октября 1910 года.

Секретарь Толстого, В. Ф. Булгаков, свидетель­

ствует: «С вечера 27-го числа в яснополян­

ском доме чувствовалось особенно тяжелое и

напряженное настроение. Около двенадцати

часов ночи Лев Николаевич, лежавший в по­

стели в своей спальне, заметил сквозь щель в

двери свет в своем кабинете и услыхал шелест

бумаги. Это Софья Андреевна искала доказа­

тельств томившим ее подозрениям о состав­

лении завещания и т. д. Ее ночное посещение

Н Е С О С Т О Я В Ш Е Е С Я П Р И М И Р Е Н И Е

Уйдя из Ясной Поляны, проездом в события развивались таким образом: Шамордино, Толстой побывал в Опти- когда в первых числах ноября Синод ной пустыни. Об этом свидетельству- узнал о болезни графа, он — через Ка-ет «Летопись скита во имя св. Иоан- лужского Преосвященного — назначил на Предтечи и Крестителя Господня, ехать оптинскому иеромонаху о. Иоси-находящегося при Козельской Введен- фу на станцию Астапово «для предло-ской Оптиной пустыни». Интересно, что жения ему духовной беседы и религи-уже в Шамордине Толстой в разгово- озного утешения в целях примирения pax с сестрой с большим одушевлени- с Церковью». Вместо о. Иосифа, кото-ем отзывался об Оптиной и высказы- рый сам был серьезно болен, к умира-вал намерение побеседовать на дру- ющему писателю поехал игумен, о. Вар­гой день со скитскими старцами, но сонофий. Но к Толстому его не допу-был спешно увезен из Шамордина до- стили врачи. Лев Николаевич умер без черью, Александрой Львовной. Дальше покаяния.

было последней каплей, переполнившей ча­

шу терпения Льва Николаевича. Решение уйти

сложилось у него вдруг и непреложно».

Из дома Толстой в сопровождении своего

врача, Д. П. Маковиц ко го, отправился сначала

в Оптину пустынь, а затем в Шамордино, где

монашествовала его сестра, Мария Никола­

евна. Дальнейший путь оказался писателю не

по силам. 31 октября он вынужден был сойти

с поезда на станции Астапово Рязано-Ураль-

ской железной дороги и остановиться в до­

ме начальника станции. Врачи определили у

Толстого воспаление легких. 7 ноября в 6 ча­

сов 45 минут утра он скончался.

▼ Ясная Поляна, имение Толстых.

1 л> л * - 1\ •ть;.

4 У | ■ a^-mr**

-

Page 20: 040. Lev Tolstoy

Толстой и его последователи Лев Толстой потерпел крах: он не смог изменить жизнь своей семьи сообразно со своими взглядами. Н о тысячи людей по всей России устраивали свои судьбы в соответствии с учением Толстого. Толстовцы существуют и сейчас — причем не только в нашей стране.

Христианство Толстого

Л ев Николаевич Толстой не принимал «официального» христианства. Церков­

ная жизнь, по его мнению, представляла собой лишь набор «магических обрядов и заклинаний». Об этом он говорил часто и настойчиво. Вот, например, выдержки из от­вета писателя на определение Священного Синода о его отлучении от церкви: «Я убе­дился, что учение Церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же — собрание самых грубых суеверий и колдов­ства, скрывающего совершенно весь смысл христианского учения... Я действительно от­рекся от Церкви, перестал исполнять ее об­ряды и написал в завещании своим близким, чтобы они, когда я буду умирать, не допуска­ли ко мне церковных служителей и мертвое мое тело убрали бы поскорее, без всяких над ним заклинаний и молитв, как убирают вся­кую противную и ненужную вещь, чтобы она не мешала живым... То, что я отвергаю не­понятную Троицу и басню о падении перво­го человека, историю о Боге, родившемся от Девы, искупляющем род человеческий, то это совершенно справедливо... Сказано так­же, что я отвергаю все таинства... Это совер­шенно справедливо, так как все таинства я считаю низменным, грубым, не соответству­ющим понятию о Боге и христианскому уче­нию колдовством и, кроме того, нарушением самых прямых указаний Евангелия...»

При этом Толстой считал себя последователем Христа и, хотя не полагал Его Богочеловеком, видел в Нем одного из величайших проро­ков в истории человечества. В 1879— 84 годах Лев Николаевич осуществил масштабный замысел: перевел зано­во с древнегреческого языка четыре Евангелия и свел их в один текст. При этом он ставил себе цель: вычеркнуть из Четвероевангелия все «ненужное», людское, все «суеверия» и «легенды» (в* частности, все евангельские строфы, по­вествующие о воскресении Христа, его явлении апостолам, вознесении и т. д.)и

и оставить лишь то, что подлинно необ­ходимо. Необходимой Толстой при прежде всего, Нагорную пропове из всего, заповеданного Иисусом, вы вел пять заповедей: «1. Не обижать нико­го и делать так, чтобы ни в ком не возбу­дить зла. 2. Не любезничать с женщинами;. не оставлять той жены, с какой сошелся. 3. Ни в чем не клясться. 4. Не противить­ся злу, не судить и не судиться. 5. Не де­лать различия между своим отечеством^-и чужим, потому что все люди — дет одного Отца». По мысли Толстого, ког­да люди станут исполнять эти заповеди, тогда настанет Царство Божие на земле (чего, как известно, Христос не обещал).

штъ

Page 21: 040. Lev Tolstoy

Я Толстой, но не «толстовец»!

■*• Толстой со своими единомышленниками в 1891 году.

Личного бессмертия граф не признавал, по­сему «Царство не от мира сего» было для него пустым звуком. Квинтэссенцией уче­ния Христа Лев Николаевич считал молитву «Отче наш» — правда, переводил и тракто­вал ее он очень своеобразно. Вот этот пере­вод: «Человек — сын Бога. Бог есть беско­нечное духовное Начало жизни. Да будет свято это Начало жизни.

Да осуществится Его власть во всех лю­дях. И да совершается воля этого бесконеч­ного Начала как в самом себе; так и во пло­ти. Жизнь временная есть пища жизни ис­тинной.

Жизнь истинная — в настоящем. И да не скрывают от нас этой истинной жизни ошиб­ки и заблуждения прошлого, и да не вводят нас в обман. И тогда не будет зла, а будет Твоя власть и сила и разум».

Практика толстовства Социальный идеал Толстого, вытекающий

из его понимания Евангелия, — это сельско­хозяйственные общины, живущие собствен­ным трудом и мирно саботирующие государ-

< Лев Толстой в крестьянской одежде.

ственные институты (прежде всего, институт армии). Такие общины появились уже в кон­це XIX века. Состояли они главным образом из представителей образованного сословия (в одной из толстовских коммун жил некото­рое время юный Иван Бунин). После рево­люции состав толстовских общин претерпел существенные изменения: теперь в них всту­пали не только интеллигенты, но также кре­стьяне и рабочие.

Расцвет толстовских коммун относится к началу 1920-х годов. Устав их был прост, что можно увидеть на примере коммуны «Жизнь и труд»: «Членами Коммуны могут быть тру­дящиеся, достигшие 18-летнего возраста, занимающиеся, а равно приступающие к занятию сельским хозяйством или связан­ным с ним промыслом, разделяющие взгля­ды Л. Н. Толстого и отрицающие убийство не только человека, но и животного, а также от­рицающие употребление дурманов: водки, табака и др., и мяса».

В первые советские годы толстовцев не притесняли. У новой власти было достаточ­но других забот, и последователей Толстого до времени не замечали. «В начале нас со­всем никто не касался, — вспоминал о пер-

Page 22: 040. Lev Tolstoy

вой половине 1920-х годов Б. В. Мазурин, ру­ководитель коммуны «Жизнь и труд». — Мы не знали ни прописки, ни устава, ни налогов, ни разных сельскохозяйственных инструк­ций и т. д.».

С первыми опытами коллективизации спо­койному житью пришел конец — на толстов­ские коммуны была предпринята жестокая массированная атака. Те из толстовцев, кто шел в колхоз, сталкивались с условиями, ко­торые были неприемлемыми: их заставляли забивать скот на мясо, сторожить колхозное добро с ружьем. Для новой власти толстов­ство было «толстовщиной», которую требо­валось «изничтожить». Правда, поначалу де­лалась оговорка: «в быту и идеологии». Но с развитием репрессивного аппарата ста­новились соответствующими и методы: тол­стовские коммуны закрывались одна за дру­гой. По иронии судьбы, расправа над тол­стовством началась в юбилейном году, когда отмечалось столетие со дня рождения Льва Толстого и повсюду раздавались пафосные речи о писателе как «зеркале русской рево­люции».

Условно повезло лишь подмосковной ком­муне «Жизнь и труд». Ей позволили пере­браться в Западную Сибирь. Однако это бы-

▼ Толстой с последователями.

А Толстовцы раздают продукты голодающим крестьянам.

ла только «отсрочка окончательного при­говора». В 1935 году арестовали и вскоре осудили учителей-толстовцев. А в 1936-м пришел черед и всей коммуне. Коммунаров загнали в лагеря, на Север, в тайгу, в томские болота. Из почти двадцатилетних хождений по мукам мало кто вернулся живым.

■* Последняя фотография Л. Н. и С А. Толстых.

3%

•*• Похороны Толстого.

tow: J ^

Page 23: 040. Lev Tolstoy

Лев Толстой

ДРУГОЙ ГЕНИЙ ДОСТОЕВСКИЙ

Не-встреча

Т олстой и Достоевский хорошо зна­ли произведения друг друга, и есть

достаточно сведений, чтобы говорить о том, что писатели взаимно уважали та­ланты друг друга, — впрочем, в послед­ние годы жизни Толстой не одобрял «мистицизма» Достоевского («И потом какое-то мистическое отношение... Хри­стос, Христос!»). Однако личной встречи у них так и не состоялось, хотя однаж­ды они едва не столкнулись лицом к лицу.

Встреча «не состоялась» 10 марта 1878 года, на лекции Владимира Соло­вьева. Толстой, приехавший в Петербург, присутствовал на ней вместе с Н. Н. Стра­ховым, которого настоятельно просил ни с кем его не знакомить. Достоевский был на лекции вместе с женой. Страхов добросовестно выполнил взятое на се­бя обязательство — ни с кем не знако­мить Толстого. Спустя несколько дней, уже после отъезда графа, он в этом при­знался Достоевскому. «Как! — восклик­нул Федор Михайлович. — С вами был Толстой! Как я жалею, что его не видал! Разумеется, я не стал бы навязываться на знакомство, если человек этого не хочет. Но зачем вы мне не шепнули, кто с вами? Я бы хоть посмотрел на него!»

А Рабочий стол Достоевского.

■*■ Ф. М.Достоевский. Фотография 1880 года.

Надо думать, Страхов переусердство­вал (и для этого у него, очевидно, были свои причины). Ведь и Толстой впослед­ствии выражал свое сожаление о том, что так и не познакомился с автором «Братьев Карамазовых». Об этом расска­зывала жена Достоевского, Анна Григо­рьевна, встретившаяся с Толстым через несколько лет после смерти мужа. Ког­да же она напомнила Льву Николаеви­чу о той возможности встречи, что была предоставлена им судьбой в 1878 году, писатель горестно удивился: «Неужели? И ваш муж был на той лекции? Зачем же Николай Николаевич мне об этом не ска­зал? Как мне жаль! Достоевский был для меня дорогой человек и, может быть, единственный, которого я мог бы спро­сить о многом и который бы мне на мно­гое мог ответить!»

Жены писателей Толстому и Достоевскому увидеться так

и не довелось. Но зато довольно близко

познакомились жены писателей. Вот как

пишет об этом А. Г. Достоевская: «С гра­финею Софией Андреевной Толстой я по­знакомилась в 1885 году, когда, в один из приездов в Петербург, она, доселе мне незнакомая, пришла просить моих сове­тов по поводу издательства... Графиня произвела на меня чрезвычайно хоро­шее впечатление, и я с искренним удо­вольствием посвятила ее во все "тайны" моего издательства, дала ей образцы под­писных книг, объявлений, мною рассы­лаемых, предостерегла ее от некоторых сделанных мною ошибок и т. д... Частые встречи и беседы с графиней дали нам возможность узнать друг друга, и мы дру­жески сошлись, и я убедилась, что гра­финя София Андреевна была истинным ангелом-хранителем своего гениально­го мужа. Бывая в Петербурге, графиня по­сещала меня, я тоже, бывая в Москве, не­пременно заезжала к графине...»

▼ Могила Ф. М. Достоевского. Некрополь мастеров искусств в Александро-Невской Лавре (Санкт-Петербург).

Page 24: 040. Lev Tolstoy

Исторические параллели

Учителя и ученики Будучи непререкаемым духовным авторитетом для весьма значительной части русского общества, Толстой сам не уставал всю жизнь учиться. Он черпал близкие ему идеи в самых разных источниках — в Евангелии, народных сказках и притчах, в сочинениях деятелей эпохи Просвещения, в индийской религиозной философии, в учении Лао-цзы. Правда, всякую почерпнутую мысль писатель тотчас переделывал на свой лад, в соответствии с собственным пониманием «жизненной правды».

Старый ребенок Лао-цзы (ок. IV в. до н. э.)

В последний год жизни Толстой очень интересовался религиозно-философской системой

созданной полулегендарным китайским философом Лао-цзы (его еще называют Учителем

Лао, Старым Ребенком). Самая ранняя биография Лао-цзы обнаруживается в разделе

«Жизнеописания» книги Сыма Цяня (II—I в. до н. э.) «Исторические записки». Сыма

Цянь дает несколько вариантов биографии философа и называет его «благородным

мужем-отшельником». Главный труд, который приписывается Лао-цзы, — «Дао дэ цзин»

(«Канон пути и благодати»), трактат, легший в основу даосизма. Толстому были близки

многие идеи Лао-цзы — в частности, идея о мудром, святом и бездеятельном вожде

(«Кто любит народ и управляет им, тот должен быть бездеятельным»), а также его

осуждение попыток насильственного изменения мира и человеческой природы.

Кроме того, считается, что Лао-цзы критически относился к современному ему

правительству («Оттого народ голодает, что слишком велики и тяжелы госу­

дарственные налоги. Это именно причина бедствий народа»). Вне всякого

сомнения, Толстой разделял эти взгляды Лао-цзы, хотя мистической сто­

роны даосизма и обожествления Учителя Лао он, конечно, не принимал

и не понимал.

Page 25: 040. Lev Tolstoy

КАРТА ЛИЧНЫХ СВЯЗЕЙ

Лао-цзы (ок. IV в. до н.э.)

Наполеон III (1808—1873)

Николай II (1868—1918)

Уильям Шекспир (1564—1616)

Будда (566? — 486? до н. э.)

Основатель буддизма. Толстой признавал его одним из великих учителей человечества.

Ромен Роллан (1866—1944)

Образ Толстого и его произведения оказали огромное воздействие на французского писателя Ромена Роллана. В 1911 году увидела свет его книга «Жизнь Толстого», которую обычно называют в ряду других роллановских жизнеописаний великих людей — таких, как «Жизнь Бетховена», «Махатма Ганди» и т. д.

Жан-Жак Руссо (1712—1778)

Лев Толстой

Учителя

Оппоненты

Друзья

Ученики

Максим Горький (1868—1936)

Великий русский писатель. Толстой ценил литературный талант Горького и, хотя обвинял его в «напыщенности, искусственности», признавал: «За ним всегда останется крупная заслуга. Он показал нам живую душу в босяке».

А. А. Фет 1820—1892)

Личный секретарь Л. Н. Толстого в последний год его жизни. Важным источником сведений о жизни Толстого в этот период является подробный дневник Булгакова. В 1923 году он оказался в эмиграции, в Праге. В 1948 году Булгаков вернулся в СССР и поселился в Ясной Поляне, где до самой своей смерти был хранителем Дома-музея Л. Н.Толстого.

Крупнейший русский поэт XIX века. Фет и Толстой были знакомы на протяжении почти сорока лет. Они впервые встретились в конце 1855 года и долгие годы поддерживали дружеские отношения, однако впоследствии отдалились друг от друга, взаимно считая один другого «заблудшим».

ж О л ю д я х , ч ь и и м е н а в ы д е л е н ы с е р ы м ф о н о м , в э т о м р а з д е л е р а с с к а з а н о п о д р о б н е е .

Одинокий мечтатель Жан-Жак Руссо (1712—1778)

Руссо родился в Женеве в семье часовщика. Молодые годы будущий автор «Эмиля» и «Новой

Элоизы» отдал самым разнообразным занятиям: он был учеником гравера, семинаристом, лакеем,

осваивал игру на органе. В 1750 году в свет вышло «Рассуждение о науках и искусствах», принесшее

Дидро премию Дижонской академии и известность. В этом трактате автор утверждал, что цивилизация ведет к физической и

нравственной порче людей, в то время как народы, живущие в естественном состоянии, остаются сильными и добродетельными.

В дальнейшем Руссо написал такие произведения, как «Рассуждение о неравенстве» (1753), «Юлия, или Новая Элоиза» (1761),

«Общественный договор» (1762), «Эмиль, или О воспитании» (1762). Кроме того, в 1770 году вышла «Исповедь», а в 1776 году Руссо

приступил к книге «Прогулки одинокого мечтателя» (издана уже после его смерти, в 1782 году). 2 июля 1878 года Жан-Жак Руссо

скончался от апоплексического удара.

Толстой признавал, что «Руссо и Евангелие» оказали «два самых сильных и благотворных» влияния на его жизнь. Юношеская

попытка Толстого поселиться в деревне навеяна, без сомнения, идеями Руссо. ^ — — . ^ — — ^ — — — — ^ ^ ^ ^ ^ ^ ^ _ — _ ^ ^ ^ ^ ^ ^ _ ^ ^ ^ ^ ^ ^ _ _

Page 26: 040. Lev Tolstoy

Исторические параллели

Племянник «Буонапарте» Наполеон III (1808—1873)

Наполеон III (Шарль-Луи-Наполеон Бонапарт) был племянником Наполеона I — сыном его брата Луи Бонапарта (Луи Бонапарт был женат, ко всему прочему, на Гортензии Богарне, дочери императрицы Жозефины от первого брака). Юный

Наполеон III воспитывался за пределами Франции, так как после падения Империи (в 1815 году) его мать была выслана оттуда. В 1851 году Наполеон III в результате государственного переворота стал императором Франции. Новый император вел достаточно агрессивную внешнюю политику — в частности, он поддержал Османскую империю и Англию в войне с Россией. Очевидно, императором владели реваншистские настроения (он болез­

ненно переживал поражение своего дяди в войне 1812 года), хотя он и не разделял масштабных планов Англии по ослаблению России. Более того, после того как Севастополь был взят, французский император настаивал на прекращении военных действий. Одним из тех, кто оборонял Севастополь от англий­ских и французский войск, был артиллерийский офицер Лев Толстой. Впечатления, полученные им во время обороны Севастополя, нашли отражение в «Севастопольских рассказах». Вскоре после окончания войны Толстой побывал в Париже — то был цветущий Париж Второй империи, где со­всем недавно прошла Всемирная выставка. Однако молодому писателю он не понравился. Газетные панегирики Наполеону III и восторженные статьи о «Франции впереди планеты всей» раздражали его. «Читал речь Наполеона с неописанным отвращением», — отмечает Лев Николаевич в дневни­ке от 11 (23) февраля 1857 года.

Последний русский классик Антон Павлович Чехов (I860—1904)

Чехов и Толстой познакомились в 1895 году, в Ясной Поляне. Впоследствии они виделись в Крыму: в 1901—02

годах Толстой несколько месяцев провел в Гаспре, где его гостем часто бывал Чехов, «сосланный» в Крым

врачами. Чехов относился ко Льву Николаевичу с огромным уважением. И. А. Бунин приводит в своих

воспоминаниях о Чехове такой эпизод: «Весною я приехал в Ялту. Толстому стало лучше, и как-то при

мне Чехов собрался его навестить. Волновался сильно: менял брюки, и хотя все время шутил, но все

же с трудом подавлял свое волнение:

— Боюсь Толстого. Ведь подумайте, ведь это он написал, что Анна сама чувствовала, видела,

как у нее блестят глаза. Серьезно, я его боюсь, — говорил он, смеясь и как бы радуясь этой

боязни.

И чуть не час решал, в каких штанах поехать к Толстому...

Вернувшись, он сказал:

— Знаете, это какое-то чудо, просто невероятное! Лежит в постели старик, телесно впол­

не едва живой, краше в гроб кладут, а умственно не только гениальный, сверхгениальный!»

Page 27: 040. Lev Tolstoy

Лев Толстой

Русский самодержец, канонизированный Церковью Николай II (1868—1918)

Личность последнего русского императора историки оценивают по-разному. Кто-то говорит о

его прекрасных человеческих качествах, о его любви к жене и детям, кто-то указывает на его нере­

шительность, губительную в государственных делах, на мнительность и безволие. Применительно

к нашей теме следует сказать, что и сам Николай II, и его методы правления не были симпатичны

Толстому (впрочем, едва ли бы он смотрел с симпатией на какую бы то ни было власть). В 1902 году Лев

Николаевич написал письмо российскому императору. В этом письме Толстой называет царя «любезным бра­

том» и подчеркивает, что обращается к нему «не столько как к царю, сколько как к человеку». Перечисляя «язвы России», писатель

с некоторой учительной наивностью объясняет Николаю II: «Самодержавие есть форма правления отжившая, могущая соответ­

ствовать требованиям народа где-нибудь в центральной Африке, отделенной от всего мира, но не требованиям русского народа,

который все более и более просвещается общим всему миру просвещением». Стоит ли говорить о том, что письмо это не было

принято к сведению императором.

Великий английский драматург Уильям Шекспир (1564—1616)

Шекспир, величайший революционер театра, стоит у истоков новейшей европейской драмы.

Впрочем, сама его личность до сих пор вызывает споры; многие историки искусства отрицают существо­

вание реального лица с фамилией Шекспир, имеющего отношение к пьесам, которые под этой фамили­

ей публикуются. При этом факты официальной биографии великого драматурга в общих чертах таковы.

Родился в небольшом английском городке Стратфорд-на-Эйвоне в семье торговцев и ремесленников.

В 23-летнем возрасте переселился в Лондон, начав там свою драматургическую деятельность. Первые

его пьесы относятся к началу 1590-х годов, последняя — к 1612 году. Вся лондонская жизнь Шекспира

была связана с театром, причем с 1599 года — со знаменитым театром «Глобус». Последние годы своей

жизни (с 1610-го) Шекспир провел на родине, отойдя от театра и литературы и проводя свои досуги в

кругу семьи.

Широко известно критическое отношение Толстого к Шекспиру (критика Шекспира Толстым часто

дает повод обвинять последнего в «нечувствительности к прекрасному»). В своем очерке «О Шекспире

и драме» Лев Николаевич говорит, в частности: «Чем скорее люди освободятся от ложного восхваления

Шекспира, тем это будет лучше».

I ™-ф

Page 28: 040. Lev Tolstoy

Посмертная судьба идей Толстого Романы, повести, рассказы и пьесы Льва Толстого давно вошли в золотой фонд мировой литературы. Они переведены практически на все языки, о них написано множество книг. Н о не меньшей популярностью пользовались и философские идеи Толстого, легшие в основу учения «толстовства». Не потеряли они своей актуальности и до наших дней.

Смерть

«Д о сих пор помню тот день, тот час, — пишет Бунин в «Освобождении Тол­

стого», — когда ударил мне в глаза крупный шрифт газетной телеграммы:

"Астапово, 7 ноября. В 6 часов 5 минут утра Лев Николаевич Толстой тихо скончался".

Газетный лист был в траурной раме. Посре­ди его чернел всему миру известный пор­трет старого мужика в мешковатой блузе, с го­рестно-сумрачными глазами и большой косой бородой...

Я вскоре возвратился в Москву. Там только и было разговору, что о нем. Те, что были на его похоронах, рассказывали, "какое это было удивительно грандиозное зрелище, истинно народное, несмотря на все меры, предприня­тые правительством, дабы помешать ему быть таким", как везли тело со станции Астапово на Козлову Засеку, как, в сопровождении огром­ной толпы, на руках несли гроб по полям к Ясной Поляне, и я рад был, что ничего это­го не видел собственными глазами: хоронили его "благодарные крестьяне", хоронила "сту­денческая молодежь" и "вся русская передо­вая интеллигенция", — люди, чуждые ему вся­чески, восхищавшиеся только его обличени­ями церкви и правительства и на похоронах испытывавшие в глубине душ даже счастье: тот экстаз театральности, что всегда охваты­вает "передовую" толпу на всяких "граждан­ских" похоронах, в которых всегда есть неко­торый революционный вызов и это радостное сознание, что вот настал такой миг, когда ни­какая полиция не смеет ничего тебе сделать,

когда чем больше этой полиции, принужден­ной терпеть "огромный общественный подъ­ем", тем лучше...»

Жестокие слова Бунина во многом справед­ливы. Толстой был слишком известным чело­веком в России, чтобы к его идеям и к само­му факту смерти большинство современни­ков отнеслось глубоко. Всякий «выдергивал» из Толстого что-то для собственной «концеп­ции», не давая себе труда осмыслить тол­стовский путь — путь, который можно вос­принимать и как трагедию, и как — по мысли Бунина — освобождение. Впрочем, современ­никам всегда в этом отношении сложнее, чем потомкам, поэтому судить «студенческую мо­лодежь» и «всю русскую передовую интелли­генцию» было бы неразумно.

Толстовцы в СССР Как мы уже говорили, в первой половине

1920-х годов советская власть относилась к толстовцам вполне терпимо. Многие из них даже работали в образовательных учрежде­ниях, что впоследствии, когда все школы и интернаты перешли в ведение Наркомпроса, сделалось невозможным.

С конца 1920-х годов власти взяли курс на ликвидацию толстовских коммун. Первой из подмосковных общин подобного рода была за­крыта «Тайнинская сельскохозяйственная ар­тель» в Перловке, затем— Новоиерусалимская коммуна. В Подмосковье началась поголовная коллективизация. Толстовцам предлагали вхо­дить в колхозы и даже приглашали их на руко-

Page 29: 040. Lev Tolstoy

Лев Толстой ▼ Толстой в 1903 году.

Есть один несомненный признак, разделяющий поступки людей на добрые и злые: увеличивает

поступок любовь и единение людей — он хороший; производит

вражду и разъединение — он дурной.

■* Май 1905 года. Сражение в Японском море в ходе русско-японской войны. Толстой резко осуждал эту войну, говоря о новой демонстрации «глупой и зверской природы человечества».

водящие должности, но они неизменно отка­зывались, обосновывая это тем, что вхожде­ние в колхоз должно быть добровольным, а не принудительным.

Самой крупной и успешной с хозяйствен­ной точки зрения была в то время коммуна «Жизнь и труд». Поняв, что дольше оставать­ся в Подмосковье нельзя, коммунары приня­ли решение — переселяться в Сибирь. К вес­не 1931 года это переселение завершилось. Коммуна обустроилась на реке Томь, непода­леку от Кузнецка. Спустя два года в коммуне насчитывалось 110 взрослых членов и 190 де­тей. Естественно, очень остро стоял вопрос образования и воспитания подрастающего по­коления. Школа, которую толстовцы организо­вали для своих детей, была признана властя­ми вне закона: от коммунаров требовали, что­бы их дети учились по общегосударственной программе, а коммунары, в свою очередь, бы­ли готовы принять программу «лишь постоль­ку, поскольку она не противоречит взглядам

Page 30: 040. Lev Tolstoy

% т ■■1Ч-~

Л. Н. Толстого». В 1934 году здание школы, по­строенное членами коммуны, опечатали, но школа просуществовала на «бродячем» по­ложении еще до 1936 года, когда многие учи­теля были арестованы. В это же время нача­лись и аресты членов совета коммуны и рядо­вых коммунаров. Почти всем им дали сначала небольшие лагерные сроки, которые, однако, через несколько лет были увеличены (обыч­ная практика НКВД). С 1 января 1939 года по­следняя толстовская коммуна в СССР прекра­тила свое существование.

Наличие у толстовцев «частной школы» бы­ло только одним из многих камней преткно­вения в отношениях последователей Льва Николаевича с советской властью. На самом деле все претензии, предъявлявшиеся тол­стовцам государственными органами, явля­лись лишь поводами к устранению толстов­ства как сколько-нибудь значительного дви­жения. Существование коммун, подобных коммуне «Жизнь и труд», было немыслимо в условиях СССР, когда государство взяло под свой контроль все стороны бытия граждан. Толстовцы в 1930-е годы расценивались вла­стями как «опасная секта» — наравне с ду­хоборами, молоканами, субботниками и т. п.

Мирный и, в общем, вполне лоя/ ношению к советскому строю характер ком­мун в счет не шел. Толстовцы отказывались от участия в выборах, несения военной слу> бы, уплаты налогов. Этого было вполне до­статочно для того, чтобы считать их уклад жизни «подрывающим основы государствен­ности». К 1937 году на свободе осталось счи­танное число толстовцев. Б. В. Мазурин, ру­ководитель коммуны «Жизнь и труд», так пи­сал об этом времени: «Подумать только! Ровно за сто лет до этого злополучного 1937 года из­вестный русский критик В. Г. Белинский писал: "Завидую я внукам и правнукам нашим, кото­рые будут жить через сто лет..." Веря в гряду­щие века свободы и разума, Белинский даже помыслить себе не мог, что злодейства, с кото­рыми воочию столкнутся его "внуки и правну­ки", по своим масштабам, беспримерной мас­совости применения и изощренной жесто­кости превзойдут все виды зверств царских палачей и жандармов...»

Индийский последователь Толстого Идеи Толстого получили широкое распро­

странение за рубежом. Многие деятели науки и искусства отчасти разделяли их, но в боль-

■* В.И.Ленин с ближайшими соратниками по «Союзу борьбы за освобождение рабочего класса», фотография 1897 года. Будущий могильщик старой России не однажды обращался в своих статьях к творчеству Толстого. Самая известная из этих работ — «Лев Толстой как зеркало русской революции».

ш

Page 31: 040. Lev Tolstoy

шой политике они казались неприменимы­ми. Единственным политиком, признававшим себя духовным учеником Льва Толстого, был Мохандас Карамчанд Ганди (более известный как Махатма Ганди). Он родился в 1869 году в обеспеченной индуистской семье. Высшее об­разование будущий борец за независимость Индии получил в Лондоне и до 1893 года за­нимался адвокатской практикой в Бомбее, а в 1893—1914 годах исполнял обязанности юри­сконсульта торговой фирмы в Южной Африке. Именно в это время Ганди познакомился с идеями русского писателя, оказавшими на не­го большое воздействие. Как признавался он впоследствии, сочинения Толстого настолько потрясли его, что все остальные книги показа­лись «ничтожными в сравнении с независимо­стью мысли, глубокой нравственностью и ис­кренностью Толстого».

В Южной Африке Ганди выработал основ­ные черты своей доктрины, так называемого «гандизма». В основу гандизма был положен принцип ненасильственного сопротивления

(сатьяграха), выражавшийся в митингах, заба­стовках, бойкоте английских товаров и коло­ниальной администрации, отказе от уплаты налогов. Впоследствии эти методы нашли ши­рокое применение в борьбе индусов против англичан-колонизаторов в самой Индии, куда Махатма Ганди вернулся в 1915 году.

По приезде на родину Ганди сблизился с пар­тией «Индийский национальный конгресс» и вскоре стал одним из лидеров борьбы корен­ного населения Индии против колонизаторов.

Махатма Ганди неоднократно подвергался преследованиям со стороны колониальных властей. Он много раз сидел в тюрьмах по раз­личным обвинениям, причем обычным его ме­тодом ненасильственного сопротивления в заключении были голодовки.

30 января 1948 года Махатма Ганди был убит в Нью-Дели своим же соотечественником — индуистом-фанатиком.

Таким был этот человек, которому Лев Николаевич Толстой писал: «Братски привет­ствую вас и радуюсь общению с вами».

▼ Ганди с родными, фотография 1947 года.

Page 32: 040. Lev Tolstoy